Лекс Воронцов
Все это - суета и асимметричный дуализм языкового знака
Читаю о Л.Н. Толстом к завтрашней паре, наткнулся на эпизод о "белом, красном, квадратном" ужасе. Отчасти напоминает "Тошноту" Сартра, но все же тут другое. Однако что-то в этой фразе резануло. Начал думать.
Все-таки ужас - не красный. Красные - огонь, боль, отчаяние. Ужас отчасти белый, хотя лучше - белесоватый. Но больше - серый, липкий и склизлый. И слегка ворсистый, тоненький, как лапки насекомых. И с острыми блестящими всполохами - как лезвия.
И не квадратный. Квадрат - нечто на плоскости. Уже не то. При этом он обладает четкой правильной формой. И углами. Квадратной может быть тревога, наверное. Или больная совесть. Квадратной и свинцовой. А ужас должен быть изменчивым и бесформенным. Коротким, резким и линейным или похожим на густой и плотный туман, постепенно обволакивающий, затягивающий, удушливый.

@темы: Игры в разум, Литература