20:02 

Книжное

Лекс Воронцов
Все это - суета и асимметричный дуализм языкового знака
1. Йохан Хейзинга Осень средневековья.

Выходных данных книги тут не будет, так как толком не ясно, с какого издания делался электронный вариант.

Аннотация:
Книга нидерландского историка культуры Йохана Хейзинги, впервые вышедшая в свет в 1919 г., выдержала на родине уже более двух десятков изданий, была переведена на многие языки и стала выдающимся культурным явлением ХХ века. В России выходит третьим, исправленным изданием с подробным научным аппаратом.
"Осень Средневековья" рассматривает социокультурный феномен позднего Средневековья с подробной характеристикой придворного, рыцарского и церковного обихода, жизни всех слоев общества. Источниками послужили литературные и художественные произведения бургундских авторов XIV-XV вв., религиозные трактаты, фольклор и документы эпохи.

Впечатления:
В предисловии к книге говорится, что Хейзинга - один из предшественников "школы анналов". Да, это очень чувствуется - история как история сознания, взятого сквозь призму критики источников. Но от собственно историков Хейзинга отличается меньшей приверженностью к конкретике исторических событий, исторической повседневности и т.п. Его интересует именно история культуры в узком смысле слова, история духа, человеческого сознания и его отражения в искусстве. Своими установками он близок А. Веселовскому и А.В. Михайлову (хотя практика работы с материалом очень разнится). Еще одна деталь из профессионально важных: интересная параллель между тем, что пишет Лихачев о древнерусской литературе, и европейским 15 веком, о котором пишет Хейзинга: в обоих случаях разработка детали, целостность, потребность все превратить в образ.
Если говорить о читательском впечатлении, то вторая половина книги понравилась больше, чем первая. Книга интересная, но, в отличии от проглатываемых мной книжек серии "повседневная жизнь" не захватывающая - именно потому, что интересная по-настоящему. Сказанное Хейзингой недостаточно просто прочитать, много нужно обдумывать, перечитывать. Воспринял я хорошо если десятую часть прочитанного. Из особенно заинтересовавшего выделю фрагмент о соотношении возможностей литературы и живописи, анализ картин Ван Эйков и рассуждения о ростках Возрождения в культуре средних веков.


2.Ф.И. Успенский История крестовых походов

Книга 1900 года, бумажной версии в руках не держал.

Аннотация:
Крестовые походы имеют не только общеисторический интерес, как выражение идей и настроения умов в известный период средневековой истории.
По своим мотивам, а равно по ближайшим последствиям, в особенности же по разнообразным и глубоким влияниям на взаимные отношения Востока к Западу, крестовые походы не лишены специального значения для истории восточноевропейских народов.

Впечатления:
Фигня, господа присяжные заседатели. Язык меня заметно коробил, вряд ли в начале двадцатого века правила употребления причастных и деепричастных оборотов отличались настолько. По содержанию - голая хронологическая канва, немного политиканского комментирования и нравоучительства. Небесполезно только в случае, если читающий совсем не ориентируется в хронологии событий. Читаемо, но не более того.


3. Пьер Виймар Крестовые походы: миф и реальность священной войны


ISBN: 5-8071-0130-8

Автор: Пьер Виймар (Pierre Willemart)

Название: Крестовые походы: миф и реальность священной войны

Издано: Евразия

Год: 2003

Страниц: 384



Аннотация:
Крестовые походы представляют собой одно из самых головокружительных и привлекательных авантюр мировой истории. Уже сами крестоносцы часто удивлялись своим достижениям. Исследователи до сих пор спорят, чем являлись походы европейцев на Восток для человечества еще одной страницей кровавого разгула или благочестивой миссией. Книга показывает читателю не только самих крестоносцев, но и их противников, с которыми им пришлось жить бок о бок и бороться на протяжении не одного столетия.

Впечатления:
Положительные. Строго, сдержано, без занудства. Нет ни чрезмерной апологии крестоносцев, ни попытки выставить их бандой разбойников. Вдумчивый анализ сильных и слабых сторон тактики и политики, детальная, но не мелочная фактография, значительное число комментированных выдержек из свидетельств современников, как «латинян», так и «мусульман». Книга скорее информирующе-справочная, чем аналитическая, в тонкости автор не вдается, к традиции освещения истории крестовых походов не обращается, особо глубоких теорий не строит. Просто выстраивает событийную канву и пытается показать, как видели события сами их участники.
Не хватило:
Во-первых, описания той роли, которую играли в латинских королевствах востока военно-монашеские ордена. Упоминания о тамплиерах появляются пару раз, о госпитальерах и того реже, тефтонцы присутствуют на уровне «и такие были». При том, что автор упоминает о том, насколько ненавидели мусульмане тамплиеров. Не на пустом же месте и не из-за одной религии возникла эта ненависть. Армия ордена могла потягаться с войсками не одного барона.
Во-вторых, конкретики касаемо взаимоотношений латинян и местного населения. И тех изменений, которым подвергался образ мысли крестоносцев под влиянием столкновений с чуждой культурой. Несколько раз поминается, что новоприбывшие «не знали тонкостей военной политики», не понимали текущей ситуации, не ориентировались в местной специфике. Но вот о самой этой специфике говорится очень вскользь.
В третьих, о принципах ведения войны говорится очень мало. Мелкие фрагменты дразнят любопытство и только. Упоминается о легкой коннице мусульман, о пристрастии к тактике ложного отступления, но подробности не раскрываются, и что имели противопоставить этому латиняне не сообщается. Более-менее подробно говорится лишь о нескольких осадах.

Цитаты:

Как только цитадель была захвачена, провансальцы, тем не менее, не стали лишать себя возможности поучаствовать во всеобщем избиении: «Они шли по улице с мечом в руке. Они убивали всех жителей, которых встречали на своем пути, не щадя ни женщин, ни детей, невзирая на крики и мольбы о пощаде. На земле было столько трупов и отрубленных голов, что нельзя было пройти. Пешие воины были более других охвачены неистовством: они ходили по городу и взмахом топора или булавы убивали турок, попадавшихся им под руку». <…>
«Вид такого количества трупов был невыносим, но убивавшие выглядели так же ужасно, как и их жертвы: они были в крови с головы до ног. В черте храма находилось более десяти тысяч трупов, к этому числу следует добавить те, которые валялись на улицах города. Пешие воины бегали по маленьким улицам и переулкам в поисках неприятелей и добычи...» (Гильом Тирский).
Как только необходимые меры были приняты, бароны разошлись, и каждый вернулся в свое жилище. Они вымылись и надели чистую одежду. Затем они босиком, стеная и плача, направились в те места города, где побывал Иисус Христос во время своей земной жизни. Они целовали землю там, где ступала его нога. Местные священники и христиане вышли навстречу торжественной процессии и провели крестоносцев к храму Гроба Господня. Ночь они провели в молитвах, но наутро паломники поднялись на крышу мечети Аль-Акса, где толпились пленники Танкреда и Гастона Беарнского, «напали на сарацин, мужчин и женщин, и, обнажив мечи, обезглавили их. Некоторые бросились с крыши храма вниз. Увидев это, Танкред преисполнился негодованием». Мы не знаем, был ли гнев нормандца вызван потерей ожидаемого выкупа, на который он рассчитывал, оскорблением его знамени или политической ошибкой, ставившей под сомнение слово франка. Граф Тулузский имел большую власть над своими войсками: он приказал отвести пленников из башни Давида к Аскалону; этот шаг навлек на него обвинения в неверности и измене со стороны хронистов, поддерживающих лотарингскую партию.
Иерусалим был завален трупами: июльский зной вынуждал баронов принять срочные и решительные меры. Они прекрасно помнили о следующих одна за другой эпидемиях при осаде Антиохии, которые опустошили ряды войск, измученных битвами, ранениями и голодом. «Было приказано выбросить из города всех убитых сарацинов из-за ужасного запаха, ибо весь город был завален трупами. Уцелевшие сарацины переносили мертвых к воротам, складывая их в кучи высотой с дом. Никто никогда не видел и не слыхал о подобном избиении язычников: вокруг города были сложены костры, и никто, кроме Бога, не ведал их числа. Наши на совете решили, что каждый раздаст милостыню и вознесет молитвы, и Бог выберет того, кто Ему будет угоден, чтобы властвовать над другими и править городом» (Аноним).

Множество знатных людей, удостоенных различных титулов, закончили свои дни в темнице, в цепях и мучениях. У многих были выколоты глаза, отрублены нос или руки, отрезаны детородные органы, некоторые испустили дух на кресте. Франки избивали невинных младенцев из ненависти к их родителям. Эти многочисленные и невыразимые мучения были вызваны лишь корыстным желанием овладеть богатствами, имеющимися у армян. Так самыми беззаконными и самыми ужасными способами они причиняли горе этим краям. Этим они были заняты ежеминутно; умами их овладели злоба и обман; они почитали все злые дела и не помышляли о том, чтобы творить добро или совершить благое дело. Мы хотели бы перечислить их злодеяния, но не осмелились сделать это, потому что находимся в их власти (Матвей Эдесский).

Султан осадил Керак и во время долгой осады держал его в тесном кольце. Однако путь караванов, шедших по христианской территории из Египта в Дамаск, не был закрыт, как не был прегражден и путь мусульман из Дамаска в Акру. Никто из христианских торговцев не был останавливаем или притесняем. На своей территории христиане принуждали мусульман платить пошлину, которой облагались все правоверные. Христианские торговцы в свою очередь тоже платили за товары, когда проходили по мусульманской земле; между ними царило полное взаимопонимание, и справедливость не нарушалась ни при каких обстоятельствах. Воины заняты войной, народ живет в мире, а богатства страны достаются тому, кто победит. Так ведут себя люди в этой стране во время войны. Также обстоит дело и с междоусобной войной мусульманских эмиров и их правителей; она не касается ни простого народа, ни торговцев; они пребывают в безопасности при любых обстоятельствах, будь то война или мирное время. В этом отношении положение страны настолько невероятно, что говорить на эту тему можно было бы бесконечно. Пусть Бог своей милостью укрепит слово Ислама! (Ибн Джубайр, Странствия)

Мы никогда не будем обращать достаточно внимания на важную роль добычи в средневековых войнах; Ибн аль-Асир рассказывает нам по этому поводу историю, связанную с взятием Эдессы: «После второго взятия Эдессы Нуреддин отправил своему наместнику в Мосуле среди прочих подарков одну рабыню. Как только она оказалась в его власти, он овладел ею. Затем он омылся, и, выходя из гарема, сказал своим приближенным: „Знаете ли вы, что со мной сегодня случилось? Когда мы взяли Эдессу вместе с Шедидом (мучеником — так называли умерших воинов джихада, — т. е. речь шла о Зенги), мне вместе с добычей досталась одна рабыня, чья красота очаровала меня. Мое сердце устремилось к ней, но в тот же миг прозвучал приказ именем Шедида вернуть всех рабов и все, что было захвачено. Поэтому я отпустил эту рабыню, хотя сердцем привязался к ней. Однако среди подарков, полученных от Нуреддина, оказалась именно она. Я поспешил овладеть ею, опасаясь, как бы мне не пришлось снова вернуть ее"». Добычу не только не возвращали, но и убивали всех жителей — христиан до последнего. Гордая столица франков, самый преуспевающий город Азии, отныне был мертвым городом! Началось беспощадное мусульманское завоевание. На место атабеков, «князей сабли», заступят турецкие султаны; они пронесут знамена джихада от Эдессы до Вены, совершив в соответствии с заветом Пророка эпопею, столь же фантастическую, как и та, что привела их от Великой китайской стены к Эдессе.


4. Лео Мулен Повседневная жизнь средневековых монахов Западной Европы. X-XV века

ISBN: 5-235-02450-8

Автор: Лео Мулен

Название: Повседневная жизнь средневековых монахов Западной Европы. X-XV века

Издано: Молодая гвардия

Серия: Живая история: Повседневная жизнь человечества

Год: 2002

Страниц: 352



Аннотация:
Мир монахов на протяжении столетий вдохновлял и формировал цивилизацию европейского Средневековья. Что же известно нашим современникам о повседневной жизни монашества, о том, как они молились, как готовились к смерти, что читали, чем питались, как спали?
Лео Мулен - признанный специалист в области истории и социологии религии. Он изучил множество самых различных источников: хроник и сборников обычаев, посланий основателей орденов и житий святых, а также научных трудов, посвященных этой проблематике. Автор убедительно и живо показывает, как, уповая на Промысел Божий, жили в эпоху Средневековья эти люди огня, железа и веры.

Впечатления:
Наконец-то домучил. Статистика, собранная в связный текст. Есть интересные факты, есть совершенно ненужные, в любом случае, запомнить их почти не реально. Если понадобится мелкая фактографическая информация, можно использовать как краткий справочник. Обо всем понемногу. Ни серьезного анализа, ни тщательной детализации.


Часть 1
запись создана: 13.01.2012 в 02:19

@темы: Литература, Осторожно, кавычки закрываются

URL
Комментарии
2012-02-16 в 13:04 

Атене
Кто хочет, тот ищет способ, кто не хочет - причину.
Судя по тому, что я в средневековье вообще не разбираюсь, мне надо читать все три)

Однако больше всего заинтересовала книга Хейзинга *пошла рыскать по тырнетым, где купить*

2012-03-16 в 22:50 

Лотильда
Vulpes pilum mutat, non mores
О, хорошие вещи. всё читанное.

2012-03-16 в 23:08 

Лекс Воронцов
Все это - суета и асимметричный дуализм языкового знака
Gilbert Weillschmidt, мне последняя книга не слишком понравилась. Бессистемный склад фактов разной степени интересности. Избаловался, наверное, после Хейзинги с Виймаром)

URL
2012-03-16 в 23:16 

Лотильда
Vulpes pilum mutat, non mores
Лекс Воронцов, а я про монахов вроде что-то другое читала. Вообще по медиевистике на русском не так много годного, идеально искать литературу на французском, английском и немецком.

2012-03-16 в 23:24 

Лекс Воронцов
Все это - суета и асимметричный дуализм языкового знака
Gilbert Weillschmidt, сейчас стали переводить довольно много, есть неплохие вещи (по крайней мере на мой уровень познаний). Так что пока главная проблема не поиск литературы, а поиск времени на ее освоение.

URL
2012-03-16 в 23:25 

Лотильда
Vulpes pilum mutat, non mores
Лекс Воронцов, переводят далеко не всё, некоторые тематики остаются совсем неохваченными, например — аскетизм.

2012-03-16 в 23:31 

Лекс Воронцов
Все это - суета и асимметричный дуализм языкового знака
Gilbert Weillschmidt, не все - это да. Когда нужна информация по конкретной теме, каждый раз кажется, что есть что угодно, кроме нужного.
Но для человека, серьезно заинтересовавшегося средними веками недавно, есть, где развернуться. Я пока даже классические вещи далеко не все прочел.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Когнитивный диссонанс

главная